Враг моего врага – мой друг. В том, что касается борьбы с радикальной группировкой “Исламское государство” США и Иран, казалось бы, находятся по одну сторону баррикады. Однако, несмотря на то что отношения между двумя странами, после того как президентом Ирана стал Хассан Рохани, несколько улучшились, до совместной борьбы с ИГИЛ дело не дошло.

Ведя самостоятельную борьбу с джихадистами Иран играет роль регионального лидера в том числе и помогая Ираку. На днях премьер-министр Ирака Хайдер аль-Абади обсуждал в Тегеране эту тему с президентом Ирана Хассаном Роухани.

Однако та роль, которую Иран играет в ближневосточном регионе не нравится странам Персидского залива, а также Израилю.

Основным препятствием в налаживании отношений Ирана с США и европейскими странами остается иранская ядерная программа, окончательные переговоры по которой должны завершится подписанием соглашения 24 ноября.

Омид Лахаби, “Евроньюс”: Господин Аладдин Буруджерди, председатель комитета по международным делам парламента Ирана, здравствуйте.
Начнем наше интервью с темы группировки “Исламское государство” – общего врага Ирана и США. Возможно ли сотрудничество двух стран, чтобы разгромить эту группировку?

Аладдин Буруджерди, председатель комитета по международным делам парламента Ирана: К сожалению США и их европейские и региональные партнеры сыграли определенную роль в создании этой группировки. Мы начали воевать с ней буквально с первых дней. Американцы, которые со стороны наблюдали за этой катастрофической ситуацией, решили вмешаться только после убийства джихадистами двух американских журналистов. Они вступили в борьбу под давлением общественного мнения американцев. Поэтому мы не можем доверять коалиции, в которую входят страны, которые сами создали эту группировку, а теперь хотят ее разгромить. Так что, учитывая это противоречие и недостаток доверия, мы боремся с ней самостоятельно, и американцы со своей стороны в составе коалиции.

“Евроньюс”: Поговорим об ирано-американских отношениях. После 35 лет компания “Боинг” продала Ирану запчасти для самолетов. Это признак смягчения санкций или изменений в ирано-американских отношениях?

Аладдин Буруджерди: Женевские соглашения и, в частности, переговоры с США повлияли на политическую атмосферу отношений между Ираном и США, а также на отношения Ирана с Западом в целом, и в регионе. Но, к сожалению, как в регионе, так и в Европе есть страны, которые оказывают давление на США, которые не хотят чтобы было заключено окончательное соглашение и сняты санкции. Так что наша сделка с “Боингом”, продажа нам запасных частей – следствие этих переговоров. Посмотрим, что произойдет на переговорах об иранской ядерной программе 24 ноября.

“Евроньюс”: Отношения между Европой и Россией стали напряженными из-за кризиса на Украине, и теперь европейцы озабочены поставками в их страны энергоносителей. Может ли Иран заменить Россию и экспортировать газ в Европу.

Аладдин Буруджерди: Дискуссия о снабжении иранским газом Европы ведется уже давно. До последнего времени против этого выступали американцы. Как вы знаете, переговоры о продлении до Европы газопровода который связывает Иран с Турцией, находились в серьезной стадии, но в очередной раз американцы оказали давление, чтобы этого не произошло. И теперь, я думаю, основные направления американской политики остаются прежними.
источник