В последние пару недель стали очень сильными сигналы от Федрезерва о том, что повышение ставки в июне возможно, и рынки заблуждаются на этот счет. Объективно повышение ставки в июне крайне маловероятно, учитывая, что макроэкономические данные в США пока еще слабы, и через неделю после заседания состоится референдум в Великобритании по выходу из состава ЕС.
Николай Луданов, участник конкурса аналитиков Альпари

В последние пару недель стали очень сильными сигналы от Федрезерва о том, что повышение ставки в июне возможно, и рынки заблуждаются на этот счет.
Объективно повышение ставки в июне крайне маловероятно, учитывая, что макроэкономические данные в США пока еще слабы, и через неделю после заседания состоится референдум в Великобритании по выходу из состава ЕС.
Федрезерв упоминал референдум в Великобритании как один из крупных рисков для мировой финансовой системы на своем заседании в марте.
Шансы на выход Великобритании снизились, как показывает поведение британского фунта, но они остаются и будут оставаться высокими непосредственно до дня его проведения. На мой взгляд, сейчас рынок недооценивает вероятность выхода, за который выступают очень влиятельные в Великобритании силы. Интернет-голосование в отличие от телефонных опросов показывает перевес сторонников выхода.
Высокопоставленные чиновники Федрезерва продолжают со странным упорством, и даже, я бы сказал, навязчивостью настаивать на возможности повышения ставки в июне.
Возникают естественные вопросы: Зачем? И почему именно сейчас?
Очевидно, что это не случайно, и делается в рамках какой-то скрытой координации между правительствами и центральными банками. Не может быть случайностью, когда почти все члены Комитета по открытым рынкам, независимо от того, были они голубями или ястребами, выступавшие в последнее время, и даже всегда очень осторожный Уильям Дадли, почти в один голос говорили, что рынки заблуждаются относительно планов повышения ставки.
Федрезерв пытается манипулировать рынками, и целью манипуляции является валютный рынок. Перспектива повышения ставки никак не может быть позитивна для рынка акций: следовательно, фондовый рынок не является целью манипуляции.
Федрезрезерв пытается поднять доллар, но при этом я уверен, что его целью является не широкий курс доллар, а курс относительно одной конкретной валюты: относительно японской йены.
Полтора месяца назад я писал о таинственных внеочередных заседаниях Федрезерва и встрече Джанет Йеллен с Бараком Обамой и предположил, что темой обсуждения является судьба доллара.
В той статье я предположил, что Япония оказывает сильное давление на Америку, чтобы остановить безудержное укрепление японской йены и писал: «Без помощи Америки Япония не в состоянии бороться с укреплением японской йены. И я уверен: Америка ей поможет»!
В этом году Америка оказалась в сложной ситуации: она вынуждена лавировать между Китаем и Японией, выступая арбитром в валютной войне, которую те ведут.
Китаю нужен слабый доллар, для того чтобы его товары оставались конкурентоспособными, поскольку курс китайской валюты фактически привязан к американскому доллару. Китай не желает сам проводить девальвацию собственной национальной валюты, поскольку это может вызвать отток иностранного капитала.
Японии нужен сильный доллар, для того чтобы обеспечить устойчивый рост и приемлемый уровень инфляции. К Японии примыкает и Европа, которой тоже выгоден сильный доллар.
Среди западных финансистов существует определенное мнение, что на саммите G20 в феврале в Шанхае правительства и центральные банки договорились толкнуть доллар вниз на выгоду Китаю и за счет Японии и единой Европы. Существование договоренностей косвенно было подтверждено заявлениями ряда официальных лиц Японии.
В эти выходные состоится встреча G7 в Японии, и мое мнение, что американские власти на этот раз идут навстречу хозяевам этой встречи в их желании видеть японскую йену более слабой.
Любопытно, что взгляды на дальнейшее движение USDJPY среди крупных банков и инвестиционных домов кардинально расходятся.
Одни из них, как, например, Goldman Sachs и Danske Bank, ожидают, что USDJPY пойдет в ближайшее время в район 115.
Другие, как, например, Morgan Stanley и Deutsche Bank призывают продавать USDJPY на росте.
Отражением этих противоречий является консолидация пары в районе 110.

Сторонники роста USDJPY ожидают от японского правительства и Банка Японии новых стимулирующих мер: фискальных, количественно-качественного смягчения (QQE), нового понижения уже отрицательной процентной ставки и даже «сбрасывания денег с вертолета» (прямое стимулирование японских потребителей).
Идея «сбрасывания денег с вертолета», которая казалось немыслимой еще год назад, теперь всерьез обсуждается в финансовых кругах.
Следующее заседание Банка Японии состоится 15 июня, и я ожидаю, что к тому времени USDJPY может вырасти в район 112-113. Не берусь рассуждать о том, какие решения будут приняты, – у меня для этого не хватает информации.
Но даже если это вдохнет на какое-то время жизнь в USDJPY, то ненадолго.
В конце июня – начале июля ситуация на фондовых рынках начнет ухудшаться, и это вызовет новую волну репатриации японской валюты в страну, которое будет сопровождаться укреплением японской йены.
В целом, я ожидаю, что в конце года USDJPY будет торговаться примерно на текущем уровне.

Ссылка на оригинал статьи