PDA

Просмотр полной версии : НСПК превратили в очередную монополию



sucub
26.10.2015, 16:52
Вот уже год АО «НСПК» ведет работы по созданию национальной системы розничных платежей. Результаты работы, проблемы и перспективы проекта главный редактор MoneyNews Сергей Стеценко обсуждает с известным банковским экспертом Тимуром Аитовым.



Тимур АитовТимур Науфальевич, как вы оцениваете проект в целом? Своевременно ли запускать дорогостоящий проект в кризис, когда каждый рубль на счету? Так ли нужен он стране? И готовы ли мы к нему?

И нужен, и готовы, и своевременно. Это если коротко. Давно проект ждали, неоднократно делались попытки его реализовать, но все они заканчивались неудачами. В свое время даже выпускали специальные законы в поддержку очередного проекта. Я напомню и действующий 210-ФЗ, и первоначальную версию закона 161-ФЗ «О национальной платежной системе», в котором была соответствующая глава. Все было в нашей истории. Были со стороны МПС и внезапные отказы в обработке транзакций по картам российских банков-эмитентов.

Так, в 1998 году сразу после дефолта, карты всех российских банков перестали обслуживать за рубежом. Помню, под Новый 1999 год я волей случая оказался в США и смог полностью ощутить неудобства, связанные с отсутствием платежной карты. Никаких последствий те инциденты тогда не вызвали. Однако недавние санкционные отключения банков были замечены на самом высоком уровне и процесс создания НСПК запустился в очередной раз.



И что же сделано за год?

Создан мощный и производительный переключатель-свич, делящий все транзакции в РФ на два больших потока. В одном – транзакции по картам западных банков-эмитентов (включая транзакции по картам российских эмитентов в зарубежных торгово-сервисных предприятиях, ТСП), в другом – только транзакции по картам российских банков в российских ТСП. «Западные» транзакции обрабатываются стандартным путем в МПС. Российские транзакции за рубеж не отправляются и обрабатываются в России. Следующим важнейшим этапом развития проекта НСПК станет выпуск собственной карты, которую назвали «Мир».



А зачем нужна эта карта «Мир»? Сегодня активно обсуждаются мобильные и бесконтактные технологии, платежи в интернет. Карта, на взгляд многих, считается архаикой, ненужным придатком современных систем платежей. Зачем в проекте НСПК сделан акцент именно на выпуске карты?

Смартфон, конечно, хорош и дает гораздо больше возможностей по аутентификации и идентификации клиента, чем карта – в смартфоне есть и камера, и сканер отпечатков пальцев, и интернет имеется, и поговорить с клиентом можно. Все технологии платежей на базе смартфонов будут развиваться и это перспективный путь развития платежей. Тем не менее, карта в роли основного, а потом и резервного инструмента платежей еще сохранится надолго. Батарейка в смартфоне может разрядиться, телефон можно разбить и так далее, а пластиковая карта в кармане много места не занимает и дает возможность расплатиться почти всюду – карточных терминалов приема платежей много.

Но есть еще более важная причина для выпуска своей карты. Дело в том, что без наличия собственной карты полностью выйти из-под влияния МПС невозможно. Для эмиссии карт российскому банку всякий раз приходится обращаться в МПС — нужны «болванки» для изготовления карт с нужными логотипами, требуются секретные ключи, определяющие принадлежность карты к платежной системе и так далее. Все это предоставляют и продают МПС через своих уполномоченных провайдеров и если МПС по каким-то причинам не захотят, то уже не четверка «санкционных» банков, а абсолютно все российские банки не смогут выпустить ни одной новой карты. Конечно, какое-то время остатки карт еще будут доступны на складах, но и они иссякнут через полгода не более. И все. Карточный бизнес в России встанет. Вот почему собственная карта для НСПК столь важна.



Что произойдет в декабре, когда запустят карту «Мир»? Действительно ли эмиссия собственной карты позволит стране, наконец, обрести «платежный суверенитет» и полностью освободиться от воли и влияния со стороны МПС? Не останется ли каких- то лазеек – навредить, вмешаться в процесс обработки транзакций?

Возможностей вмешательства пока еще много. Каких, например? Хотя транзакции и обрабатываются на территории РФ, в тракте обработки полно элементов импортного производства – это специализированные программы и оборудование. Что находится внутри этих «черных ящиков» нам примерно известно, функциональное назначение ящиков понятно, а вот есть ли иные, не декларируемые возможности? Увы, не знаем. К примеру, частенько слышим, что даже обычные смартфоны «следят» за своими владельцами, а что говорить о программно-аппаратных комплексах стоимостью в десятки миллионов долларов?

Какие-то закладки, очевидно, могут присутствовать и в оборудовании НСПК. Замена американского сетевого оборудования в НСПК на китайское оказалась палкой о двух концах – она породила проблемы, связанные с надежностью и производительностью некоторых аналогов. Потребителю же в этом смысле все равно, с чем будет связана внезапная остановка в обработке транзакций – со злым умыслом, с лавинообразным сбоем оборудования или с традиционной спешкой, в которой, увы, создается проект. Даже российские карты с чипом от «Микрона» полностью не защищены, поскольку собственной операционной системы у «Микрона» нет, а в импортную ОС можно зашить все что угодно.



Есть ли, на Ваш взгляд, какой-то путь, если не полной защиты, то хотя бы минимизации рисков? Что предложить в части повышения безопасности и надежности, и главное, защищенности систем НСПК?

Собственного отечественного оборудования и программ для систем масштаба НСПК пока нет — мы вынужденно используем импортное, ничего особенно страшного в этом тоже нет. Но минимизировать риски и защитить систему платежей и можно, и нужно. Самый естественный путь состоит в диверсификации сервисов розничных платежей. Диверсификация в данном случае означает, что на рынке России должны работать несколько платежных систем и должны присутствовать в обращении несколько национальных карт. Так надежнее. Они и сейчас есть, эти альтернативные коммерческие платежные системы, есть и карты. Нужно только поддержать альтернативные проекты, придать им одинаковый приоритет и статус, сопоставимый с НСПК.

К примеру, если мы решили делить бюджетников между платежными системами, то надо делить поровну или хотя бы дать право выбора платежного провайдера самим клиентам. Мы же недавно побороли «зарплатное рабство»? Куда девался этот полезный закон, если иметь в виду НСПК? Важно помочь платежным системам технологически, сделать так, чтобы одна система могла легко и бесперебойно заменить другую в экстренных ситуациях. Сегодня такой стратегии у нас нет. Есть скорее обратная стратегия – всю страну перевести на одну НСПК, а все остальные системы угробить.



А какова должна быть роль государства на платежном рынке и в проекте НСПК? Что, может, лучше сразу самоустраниться и передать все в руки коммерсантов?

Конечно, на рынке платежей должно присутствовать государство. Вот этот огромный свич-переключатель, который уже сделали, должен быть общим, государственным и обслуживать его должно АО «НСПК». А все остальное, находящееся уже за свичем, должно быть коммерческим. Именно коммерсанты должны создавать и сами платежные системы, и тратиться на это, привлекать клиентов, партнеров и прочее. Должна возникнуть рыночная конкуренция платежных сервисов и систем, что неизбежно приведет к снижению тарифов и повышению качества услуг. Иными словами, банковская карта — это бизнес-продукт, область конкуренции и ее надо сохранить. А свич — это инфраструктура, в области которой лучше не конкурировать, а отдать ее государству.

Посмотрите на Visa и MasterCard – это показательный пример: они работают вместе, когда дело касается инфраструктуры, но организационно это две разные компании. Две системы МПС все 50 лет конкурируют друг с другом, борются за клиентов и именно это позволяет им прогрессировать и повышать качество услуг. Мы же в своей стране выводим на рынок очередного монополиста НСПК, похожего на РЖД или на нечто вроде ЖКХ. Обязываем раздавать и обязываем принимать карты. Обязываем использовать назначенные этой монополией тарифы. Вот недавно в НСПК объявили, что стоимость обработки транзакции составит 3 рубля. Почему три? А не 1 рубль 20 копеек? Спорить бессмысленно, а в следующем году цифра неминуемо станет больше. Все тарифы отражаются на розничных ценах и, в конечно счете, на нас, потребителях. Как ни крути, но по всем причинам, включая важнейшие вопросы обеспечения безопасности, для страны лучше, когда платежных систем несколько и карт на рынке много — Мир, Салют, Спутник, Лайка, Белка и Протон – названий космической тематики на всех хватит.



Что же будет в ближайшей перспективе с МПС? Найдется ли им место в нашей стране? Каковы перспективы других систем — Union Pay, JCB?

Никто из МПС уходить с нашего рынка не собирается, системы продолжают работать. Кроме РФ есть огромный окружающий мир, в котором карта «Мир» вообще никак не представлена. Нам предстоит долгая, тяжелая и затратная экспансия на мировой рынок, причем, без гарантий успеха. На первых порах будут запускаться кообрендинговые проекты с мировыми грандами и первые шаги в этом направлении сделаны. Нам предстоит сотрудничать со всеми и использовать все передовое, что наработано другими, в том числе, системой Union Pay, которая устроена на иных принципах, чем Visa и MasterCard. И бороться с добросовестными конкурентами нам лучше не запретами и ограничениями, а новациями и перспективными идеями, которых у нас не меньше, чем у них. Если нашим перспективным игрокам хотя бы чуть-чуть помогать и дать больше внимания, то, уверен, мы сможем занять подобающую нашей стране долю рынка мировых платежей. Надо только такую цель поставить. И цель эта должна стать государственной задачей. Тогда все получится.
источник (http://moneynews.ru/interview/104403/)